А.А. Михайловой. Страница 2

1-2-3-4

Москва,
1 февраля 1910 г.

<...> Вчера в балете была адская скука, “Тщетная предосторожность” и “Фея кукол” шли омерзительно, наш балет неизмеримо выше. Коралли, главная балерина, ничего не стоит.

Был в ложе Носовой, которая была одета умопомрачительно, голубое яркое атласное платье, вышитое шелками перламутровых цветов с розовыми тюлевыми плечами, на шее ривьера с длинными висячими концами из бриллиантовых больших трефлей, соединенных брильянтами же <...>

Был вчера на выставке московских художников, неинтересной1. Если бы я удачно работал, то победить Москву мне ничего не стоило бы, заказы мне уже и теперь все время предлагают и все тузовые, 4 тысячи, 10 тысяч и т. п. Я — Лисица и виноград. Впрочем, только не из-за денег, а так, ради самого искусства и радости хорошо работать <...>


Москва,
21 февраля 1910 г.

<...> Вчера смотрел “Ревизора”, превосходно исполненного в Художественном театре <...> Носовой я признался в моей неудаче, она меня бодрит, говорит, что упряма и терпелива. Скучаю, теперь приходится проводить много времени в (доме), для меня безусловно скучном: завтраки, гости <...> вообще мало людей, с которыми хотелось бы проводить время, вернее — никого. Единственное пристанище — театр <...>


Москва,
22 февраля 1910 г.

<...> Вчера заходил днем к Матвееву2, собирателю картин, видел у него мои вещи, и это было тоскливо для меня; вообще и в других местах мне было грустно видеть свои вещи и констатировать, как все почти мною сделанное несовершенно и не ценно. Чувствую, придет скоро время, когда это все поймут и ослепление мной пройдет <...>


Москва,
4 марта 1910 г.

<...> Видел Серова, который как-то обедал у нас. Сегодня я, верно, буду обедать у него <...> Был на выставке В. Васнецова. По-прежнему я его очень не люблю и картины его безусловно академичны, холодны и пусты <...> В воскресенье у нас была Носова и пианист Игумнов3, был музыкальный вечер. Игумнов играл Баха, а я пел с успехом в большом зале, о котором ты, кажется, мечтала для пения. Игумнов меня пригласил в эту субботу для музицирования <...>

Гиршману понравился один момент в состоянии портрета, от этого момента я отошел и теперь ему опять не нравится. Но и тогда, когда ему нравилось, было неверно и нехорошо. Я страшно устал и совсем не верю в возможность кончить работу <...>


Москва,
5 марта 1910 г.

<...> Вчера обедал у Серова, который последнее время болен и мало где виден. Было уютно, сидели четверо, я, он, его жена и мать4, композиторша и жена Серова-музыканта. Говорили много о музыке <...> Старуха пытливого ума и за всем следит, даже за совсем современным, на вид ужасный урод, похожа на маленькую сову. Вечером был у художника Юона, где было скучновато <...>


1 Речь идет о XVII выставке картин МТХ, М., 1909 — 1910.
2 Матвеев Иван Устинович — московский коллекционер.
3 Игумнов Константин Николаевич (1873 — 1948) — пианист, педагог, профессор Московской консерватории.
4 Серова (урожд. Бергман) Валентина Семеновна (1846 — 1924) — мать В. А. Серова — пианистка и композитор. Серова (урожд. Трубникова) Ольга Федоровна (1865 — 1927) — жена В. А. Серова.

1-2-3-4


Портрет Т.С. Рахманиновой (1925 год)

Портрет Г.Л. Гиршмам (1915 год)

Пастораль (1896 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.