А.А. Михайловой. Страница 5

1-2-3-4-5-6-7-8-9

Париж,
6 июня 1926 г.

<...> Видел сегодня Аненьку, она показывала мне свой акварельный портрет Прокофьева, который я ей сосватал. Она его считает неудачным, и я с ней согласился. Не очень похож и акварель замученная. Тем не менее ему он понравился настолько, что заказал ей портрет своей жены. Это уже работа платная.

<...> На этой неделе был еще раз в русском балете. Из новинок шла “Пастораль” с музыкой Орика в постановке Баланчивадзе. Сюжет нелепый и сумбурный, но спектакль приятный. И несколько номеров бесподобно исполняются Лифарем и длинноногой Дубровской. В особенности их соблазнительное па-де-де. Он изображает мальчика-почтальона, она — синематографическую звезду в восточном (почти голом) костюме, пришедшую с труппой сниматься в пейзаже и встретившую этого юношу. Сюжет рассказывать не стоит. Баланчивадзе очень удачно поставил хореографическую часть, лучше, чем “Барабо”, которого я описывал в прошлом письме <...>


Гранвилье,
15 июня 1926 г.

<...> В четверг я наконец кончил портрет (Морган). Последние 4 дня работал по 6 часов стоя! Делал “околичности” — разводы на кретоновом диване, вазу с цветами, стол, полку книг, стену. Портрет очень, и искренне, наверное, нравится заказчикам <...>

<...> (Был) в Московском художественном театре (пражская группа), возглавляемом режиссером Шаровым и двумя актерами — Павловым и Дуваном. Все остальные — молодежь и мне неизвестны. Давали “Бедность — не порок” и неожиданно для меня — я думал, что спектакли любительские, — пьеса прошла прелестно, с оживлением, без режиссерских вычур, с постановкой а ля Кустодиев. И как очаровательна пьеса, каждое ее слово, все так смачно, так подлинно, с каким искусством идет действие! Как трогательно и не фальшиво! Прочти ее. Я не мог удержаться и с удовольствием пролил несколько слез. В пьесе много пения и плясок. Во 2 действии купеческий бал с ряжеными. Эта труппа давала еще “Женитьбу”, “Живой труп” и “Село Степанчиково”, но я попал только на последний спектакль. Успех был огромный, толпа валила в маленький театр Ателье <...>


Гранвилье,
22 июня 1926 г.

<...> Устал ужасно, так как с 10 ч. утра отрывался от тинтинки только для еды. Взялся в срок — к 1-му июля нарисовать акварелью иллюстрацию к “Манон Леско” и вот корплю. Сделал одну, закончил и потом забраковал. Кляну себя за то, что вместо отдыха после парижского портрета взял работу <...>


Гранвилье,
6 июля 1926 г.

<...> Вернулся в Гранвилье <...> с Валечкой (Нувелем), который давно собирался посмотреть, как мы живем деревенской жизнью <...> Провел он у нас полтора дня и ночевал две ночи. Кажется, ему наша ферма понравилась, он восхищался главным образом нашим воздухом, даже раскис от него и много спал или дремал. Под конец ему, по-видимому, в деревне надоело, он ведь городской житель. Или надоело наше общество — скоро все переговорили, все осмеяли, назлословили и насплетничались вдоволь <...>

<...> В Париж я возил три акварели к “Манон Леско” <...> в типографию, где их будут воспроизводить каким-то очень сложным способом: не Dreifarbendr?ck'ом, а так называемыми pochoirs'aми, не знаю, как этот способ делается. Для моих акварелей надо 26 — 28 таких pochoirs'ов <...>

Был на очень интересной выставке, посвященной эпохе Louis Philippe'a 30 — 48 годы. Картины, портреты, фарфор, мебель этого времени и т. д. <...>

<...> Сегодня я после 3-х дней отдыха опять взялся за работу, опять Manоn'ы, их надо мне сделать еще 11 штук! Боюсь, все лето на них уйдет и без отдыха. Сегодня сочинял — на черновиках первую встречу Манон с де Грие. Очень трудно в маленьких акварелях сделать лица, которые нравились бы мне и были бы похожи на героев, как я их понимаю <...>


Гранвилье,
11 июля 1926 г.

<...> Сейчас уж сумерки и мы втроем, вытащив стулья на воздух, вдыхаем наши деревенские ароматы. Сегодня я отдыхаю и даже днем с Мишей ездил неподалеку на деревенскую ферму под Домвиллем, в которой происходил аукцион. Кроме некоторой старинной нормандской мебели, очень измызганной и не очень соблазнительной, продавали сущий хлам <...> Но публики собралось довольно много и вещи покупались бойко. Картина была интересно жанровая — старые загорелые бабы в корсетах под подбородок и почти все усатые и бородатые, молодые особы, одетые по моде (и, конечно, скверно провинциально), из Домвилля, их кавалеры, масса детей, даже детские коляски с младенцами. Комиссионер шутник, продававший все с прибаутками и весельем. Аукцион происходил на воздухе перед фермерским домом, было забавно <...>

Вчера я кончил еще одну Манону: первую ее встречу с де Грие в Амьене. Сидел за ней с утра до сумерек 41/2 дня, не разгибая спины. Кончил ее и не доволен: ни чувства эпохи, ни атмосферы места не вышло, как я ни старался, даже амьенский собор вдали нагромоздил. Вышло сладко, замученно и fade'нно (вяло — по-французски). Большой труд вообще это сделать так, чтобы лица героев на всех картинках были одни и те же или по крайней мере в одном и том же типе. А у меня они выходят совершенно разные. Положим, в иллюстрациях ни один художник мира, кажется, этого не достиг <...> Но какой очаровательный роман <...>


Гранвилье,
19 июля 1926 г.

<...> Я думаю освободиться от своей работы только к 1-му октября и то при работе часов 12 или 10 в день. Это очень скучно. Работа могла бы быть увлекательной, если бы был неопределенный срок и, главное, если бы я был на высоте. Но это для меня недостижимо. Делаю отсебятину <...> Было бы больше времени, можно было бы найти какую-нибудь Манон в жизни — тоже и де Грие, сделать с них рисунки в разных позах и т. д. Было бы лучше. Но я такой непредприимчивый и такой медленный! <...>

1-2-3-4-5-6-7-8-9


Портрет С.Д. Михайлова (1900-1910 - годы)

Портрет художника Е.Е. Лансере (1907 год)

Портрет С.В. Рахманинова (1929 год)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.