Главная > Переписка > А.А. Михайловой 1931 год > Шедевры провинциальных музеев


А.А. Михайловой. Страница 3

1-2-3-4-5-6

Париж,
2 апреля 1931 г.

<...> Я работаю все время довольно прилежно. “Сотворил” еще две вещи: пастель с натуры “Цветы, зеркало и безделушки на комоде”. Цветы привез мне из деревни Володя (Сомов) на прошлой неделе — красивейший букет — лилово-красный, из которого торчала одна белая не то лилия, не то какой-то другой водяной цветок. Пастель сделана в один раз, очень эскизно, но вышла довольно красивой. Вторая вещь — маленькая гуашь —“Dame en bleu” (“Дама в голубом” — по-французски) — в сером пейзаже с березами и крохотной фигуркой на втором плане “охвицера”, смотрящего на даму. На мою ту, знаменитую “Dame en bleu”, эта не похожа совсем. Одно только, что и у нее васильковое платье той же эпохи. Лицо и поза совсем другие <...>

По вечерам читаю, когда не очень устали глаза, восхитительный роман Стендаля “Le rouge et le noir” (“Красное и черное” — по-французски), никогда еще мною не читанный. В нем есть места совершенно великолепные <...>


Париж,
7 апреля 1931 г.

<...> Главное событие у нас было приезд моего поклонника в Париж <...> Я сделал ему мою private show (частную выставку — по-английски) <...> Про две он сказал “это такие камни, что их надо в музей”.

11 еще третья ему очень понравилась — это моя последняя работа — пастель “цветы, зеркало и фарфорки на комоде” <...>

Тем временем я начал уже писать портрет его дочери по пастельному этюду и по 1/8 карандашного (неоконченного, разового), показывал ему материал и не удержался и показал сам портрет, хотя он только промазан. Все это он одобрил и меня этим подбодрил. Сегодня я уже часа 4 работал над старой couche'ью (подготовкой — по-французски) и окончательной — прокрыл лоб и нос — и кажется сносно. Эти две части лица, если бы я их писал с натуры, никак не удалось бы сделать в один раз. Вот преимущество не писать все с натуры <...>

Вчера ночью до 3 часов читал и кончил стендалевское “Красное и черное”. Последние главы производят сильное впечатление — грустный конец героя, Жюльена Сореля. Вещь очень хороша, несмотря на ее сугубый романтизм, доходящий иногда до нелепостей и положений и чувств совершенно неестественных. Местами лишние и скучные elucubration (разглагольствования — по-французски) <...>

8 апреля. <...> Сегодня день прошел у меня очень приятно:

с 10 до 41/2 без перерыва работал, успел сделать много на портрете — обе щеки и рот. Выходит лучше, чем я мог ожидать. Конечно, насколько вообще в моих возможностях <...> Но странно — 40 лет прошло уже, а я все еще не умею писать маслом, не знаю верного приема, на чем (в смысле жидкости) писать и т. д. Так, конечно, и умру <...>


Париж,
11 апреля 1931 г.

<...> Спасибо за две фотографии <...> Ты все же изменилась сильно и... пополнела! <...> И все-таки в твоих новых чертах вижу милую мордочку то десятилетней, то двадцатилетней соррентской Увочки! <...>

Как и предполагал, сегодня кончил масляный портрет. Издали очень эффектен— вблизи техника несовершенная видна, — но ведь все смотрят издали <...>

16 апреля. <...> Три дня подряд ходил на выставки. Самая интересная Тулуз-Лотрека, умершего в 37 лет, 30 лет тому назад. Изображал он очень остро и своеобразно сцены парижского низменного быта — кокоток, бл..., канканы, кабаре, уличных певцов, актрис и певичек <...> У него свой, очень острый стиль. Есть вещи совершенно превосходные. Выставка громадная и его исчерпывающая. Потом в музее Карнавале смотрел выставку “Paris et la revolution”. Интересна, но очень утомительна, в особенности потому, что на ней толпа народа <...> Сделал обзор нескольких выставок в галерейках современных художников. Во-первых, 30 лет творчества Ларионова, впечатление: лентяй, дурак, шарлатан и недоучка ; выставка грубого нехудожественного и нескромного немца — Макса Бекмана1!


Париж,
24 апреля 1931 г.

<...> Теперь открылась прелестная выставка “Chef d'oeuvres des musees de province” (“Шедевры провинциальных музеев” — по-французски). Все это обыкновенно мало доступно, затеряно в нелепых музеях маленьких городов, иногда очень отдаленных от Парижа. А тут они собраны в виде снятых сливок и получился очаровательный ансамбль, очень неожиданный, и все большие имена. Чудесный редчайший портрет работы Ватто, другой Шардена, несколько Лененов, Буше, Перроно2 и т. д. <...>


Париж,
29 апреля 1931 г.

<...> В Notre Dame de Paris, где слушали мессу, совершенно исключительную по интересу: папская Сикстинская капелла приехала из Рима, чтобы дать этот концерт. Несмотря на холод, неудобные и очень далекие места, в конце церкви (самые дешевые места), так что пианиссимо было плохо слышно, впечатление от этого хора неземное. Такой стройности, чистоты голосов, их итальянского тембра, таких восхитительных дискантов я никогда не слышал <...>


1 Бекман Макс (1884 — 1950) — немецкий живописец и график, экспрессионист.
2 Перроно Жан-Батист (1715 — 1783) — французский портретист.

1-2-3-4-5-6


1897 год. К.А. Сомов. Радуга. Пастель.<

1896 год. К.А. Сомов Портрет девочки Ольги.

Карнавал (Язычок Коломбины) (1913 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.