А.А. Михайловой. Страница 5

1-2-3-4-5-6

Париж,
18 июля 1931 г.

<...> Третьего дня только я понасладился: днем был на выставке Дега и это было великолепие; выставлены главным образом его ранние вещи и его портреты. Он их не ценил, не выставлял, многие бросил не кончив. Но теперь их показали в большом количестве. Искусство его портретов поразительное и для художника крайне поучительное. Большая публика оцепить их, по-моему, не сможет. Я очень наслаждался и поучался <...>


Париж,
20 июля 1931 г.

<...> Я уже третий день как начал писать маслом портрет (Ростовцева) <...> Уже раскаиваюсь, что начал этот портрет новым способом — по этюдам,— а не по-старому, прямо с натуры <...> Все это переплелось с большой заботой о Мефодии1 <...>

27 июля. <...> Все эти дни работал по 5 по 6 часов в день, не отрываясь. Лицо сегодня совершенно закончил и скорее доволен: на этом масляном холсте сходство гораздо больше, чем на рисунке и пастели. Пожалуй, не провалюсь, хотя это будет, как говорил Серов, “портрет портретович”, т. е. вещь банальная и мало художественная <...>


Париж,
3 августа 1931 г.

<...> Я кончил наконец портрет — вышел он приличнее, чем я ожидал, задача была труднейшая! Сходство вышло по наитию. И какая тяжесть спала с плеч! Теперь вместо двух одна забота — больной. Он уже седьмую неделю лежит в постели, но, говорят, это естественный ход плеврита, будто он всегда тянется не менее шести недель.

<...> Впился в книгу “Обломова” <...> Я его читал лет в 17, в возрасте, когда эту книгу совершенно невозможно оценить. Я забыл ее дотла ичитал, как новую. В ней большой шарм и есть очаровательная глава — вся любовь Обломова и Ольги. От нее веет большой грустью <...> Есть некоторые старомодные наивности, есть длинноты, но это ничего! <...>


Париж,
24 августа 1931 г.

<...> В одиночестве за эти три дня прочел одну чрезвычайно интересную книгу Леона Доде2 (сына Альфонса) “Fant?mes et vivants” (“Призраки и живые” — по-французски), блестяще написанную, иногда очень злую, даже беспощадную и, кажется, справедливую. Некоторые характеристики его современников бесподобны, например В. Гюго. По его рассказу выходит, что это был гнусный, мерзкий старик, самообольщенный, дико скупой, трус <...> Своим эгоизмом поработил всю свою семью — сыновей, жену, сестру жены. И их вечно эксплуатировал <...> Доде мой сверстник и описывает Париж и что в нем происходило — это как раз время, когда я жил там в конце 19 века и многое видел или о многом слышал из того, что он описывает <...>


Париж,
8 октября 1931 г.

<...> Я все время думаю о больном (Мефодии), смотрю на часы и возвращаюсь домой с волнением: не случилось ли дома чего с больным. Теперь я решил от всяких приглашений отказываться <...> О работе пока и думать мне нечего. И времени совершенно определенного нельзя для нее установить, т. е. Мефодий и по его делам беготня каждую минуту меня могут оторвать от нее, и настроения нет, ведь на ней надо было бы сосредоточиться <...>

У нас все только и говорят о скверных делах, о разорениях и тому подобном. Русским здесь особенно плохо. Многие потеряли занятия и мыкаются, не зная, что предпринять. Положение, например, Гени и ее семьи3 ужасно, не знаю, как они будут существовать дальше <...> Старик уже не может работать, он обратился в полного инвалида <...>


Париж,
19 октября 1931 г.

<...> Сегодня я, после уже не помню какого промежутка времени, пошел прогуляться в Булонский лес <...> Все дорожки в упавших листьях, пахнет восхитительно и бодряще. По мне было <...> грустно. Идет (это я) старичок с палочкой и садится все на скамейки, одетый в теплое осеннее пальто. А кругом на листьях под деревьями сидят и полулежат молодые и веселые люди <...> Вчера у меня опять был Валечка <...> У него тоже забота: как-нибудь устроиться, денег у него, говорит он, хватит еще до января <...> Он годится более всего быть администратором какой-нибудь труппы или концертов, но в этом году, кажется, ничего такого не зачнется, в особенности русского <...>


1 Летом 1931 г. М. Лукьянов тяжело заболел туберкулезом и Сомов ухаживал за больным другом.
2 Доде Леон (Альфонс-Мария Леон) (1867 — 1942) — французский писатель, журналист, политический деятель, врач.
3 Речь идет о семье Гиршман.

1-2-3-4-5-6


Жанровая сцена (1899 год)

Программа спектакля театра Эрмитажа по пьесе А. Грибоедова "Горе от ума".

Арлекин и дама (Фейерверк) (1912 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.