А.А. Михайловой. Страница 9

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12


Highlands,
15 октября 1924 г.

<...> Нью-Йорк лежит на одной полосе с Неаполем. Еще сегодня мы пролежали на пляже, на солнце часа два на высоком диком холме над водой, любуясь далекими холмами и спускающимся к горизонту солнцем. А какие краски! Кипарисы, увитые до верхушки ярко-красным, как рубин, плющом Hog-Wood'а разных оттенков, множество еще полевых и диких цветов <...> Какие “гулячки” ты бы здесь делала, их такое множество и разнообразие. Чудные лунные ночи, луна отражалась или в море, или в заливах <...> Дома ведем помещичий образ жизни <...> Встаю часов в 8 или раньше и первым делом любуюсь восхитительным видом из моего окна <...> наш сад, за ним узкая полоса полуострова и потом океан, в котором ослепительно отражается солнце. Этот вид я и пытался изобразить <...>

Я очень виноват перед Ольгой Валентиновной (Серовой), не ответил ей. Про картины ее отца сказал в нашем офисе, поскольку цену на них надо спустить. Но, увы, мне сказали, что по этим ценам продать их нет никакой надежды. К сожалению, эти картины не вызывают ни в ком интереса, о их ценах никто не справляется. Они — не из лучшего, что написал ее отец .

Сейчас наша выставка — 160 нумеров — поехала по провинции. Первый город был маленький — 45 тысяч жителей — Лексингтон и там было уже продано 5 картин, второй город побольше — Луисвилль. В нем больше шансов продать — он больше и богаче. За ним еще будет 6 городов. Все это устроил наш удивительный Женя работавший летом не покладая рук <...>



Нью-Йорк,
24 октября 1924 г.

<...> Читал с большим интересом описание вашего наводнения: как было скверно, неуютно! Вам еще хуже — верно, подмокли дрова в сарае! Нет электричества! Бедняги вы! <...>

Сегодня с Еленой очень интересно провел день: один знакомый нас возил за город в грандиозную кинематографическую студию, нам показывали устройство и все таинства этого искусства. Я не воображал сложность и грандиозность этого дела. Например, показывали строящийся громадный зал с куполом, всего на 4 дня, постройка его стоит 45 тысяч долларов. После его разрушат, все дерево тут же поблизости сожгут: рабочие руки здесь так дороги, что не имеет смысла разбирать, перевозить и перестраивать. Я видел двор и костер в ночи. Жгли драгоценные обломки и громадные куски дерева! Вот бы вам в сарай! Показывали, как делается ливень, ветер и молния. Завтракали тут же в ресторане с режиссером Буховецким1 <...> Видели jeune premier'a, красавца Рикардо Кортеца. Одна сцена “поцелуй” не понравилась режиссеру и ее повторяли с 9 ч. до 4 ч., с перерывом на завтрак, под музыку одну и ту же. Героиню играла знаменитая актриса Говард. На этот поцелуй потратили 2 тыс. метров ленты. Вот бы Женьку сюда! Глория Свенсон получает в неделю 8 тыс. долларов! <...>



Нью-Йорк,
2 ноября 1924 г.

<...> Был безумно занят и работал, как негр. Дело в том, что я получил спешный заказ — обложку для журнала2, тема довольно сложная, взявшая массу времени <...> Так как у меня пока никаких других заказов нет, то я очень вцепился и потому и старался <...> Кроме того, должен был заняться приехавшей сюда Тамарой Платоновной. Был у нее раз в гостинице и раз днем (вчера) на ее выступлении. Она очень волновалась и не знала, будет ли у нее успех. Накануне она танцевала в Балтиморе с успехом. Нью-Йорк казался ей страшным. Я пришел за час до начала в ее уборную и она показала мне сшитые в Париже по рисункам Const. Samoff'a (как выставлено в афише) костюмы. Она ими очень довольна, но я нашел не все совершенно исполненным. Кое-что не понято, кое-что плохо сшито. Но в общем satisfactory (удовлетворительно — по-английски). Лучше всего вышел костюм субретки (для музыки Моцарта, рондо) и костюм ангела, которого она танцевала под музыку Bach'a <...> Потом я пошел <в> уборную ее партнера Владимирова, с ним познакомился еще в Париже, которого нашел в волнении и пьющим для ободрения черный кофе. Он обрадовался, что я его отвлеку, и стал показывать мне и примерять два костюма 18 века (тоже по рис. “Самова”). Они вышли очень удачны и прелестны по цвету и материям. Начался концерт — dance recital (сольный концерт — по-английский), как тут называют. Вначале Тамара была холодна, но потом все больше приходила в себя и танцевала все лучше. Владимиров тоже имел очень шумный успех, в особенности после танца греческого юноши, полуголого с луком в руках, под музыку Делиба. Программа была бесконечно длинна. Я посылаю афишу, чтобы в письме не перечислять и описывать танцев. Тамара кроме аплодисментов получила еще много цветов. В общем успех очень хороший. Сегодня в газетах ее очень хвалят, называя beautiful woman (прекрасной женщиной — по-английский), но все же говорят, что она не Павлова, что у нее нет павловского imagination (воображения — по-французски). Почти все танцы Тамара ставила сама. Сейчас в Нью-Йорке танцует и Павлова и, может быть, сравнение с ней Тамаре не в выгоду. Мне же теперь Тамара Платоновна нравится больше — Павлова страшно кривляется и каботинирует. Карсавина же проста, чиста и элегантна <...> Павлову в программах величают A. Pavlova the incomparable (несравненная — по-английский), а Тамару — Thamar Karsavina the queen of dancers (королева танцовщиц — по-английский). Без рекламы здесь ни шагу.

Накануне ее выступления был в концерте и с наслаждением слушал 5-ю симфонию. Закрыл глаза и стал вспоминать старое, вообразил, что ты сидишь рядом со мной на красной скамейке или на хорах дворянского собрания, или там же внизу на концерте Зилоти. Так захотелось, чтобы произошло чудо и ты очутилась со мной. Вспоминал и нашу маму, с которой еще до твоих выездов в свет и концерты, я в первый раз в жизни слушал эту симфонию, под управлением Ганса фон Бюлова3. Стало очень грустно; часто теперь у меня бывают моменты острой тоски по тебе. Жизнь так коротка, так бежит <...> Только что приехал из Европы Рахманинов <...> Портрет Елены (Сомовой) произвел у них фурор — Сергей Васильевич, который страшно дружен с Еленой, был им в особенности очарован <...> Я не считаю его шедевром, но, по-моему, он куда лучше всех моих портретов московиток, которые я ненавижу. Во-первых, она очень похожа и сходство очень приятное <...> А Елена этот портрет считает второй “Моной Лизой” и себе на нем страшно нравится.

Я здесь не могу не увлекаться фильмами, хотя это и очень вредно для моих глаз. Но каждый день где-нибудь идет что-нибудь чрезвычайно заманчивое. Вчера сбегал (рядом с нами чудесный кинематограф) посмотреть “Морской хищник”, чудесно поставленный. Самое главное — не сюжет, а настоящие, построенные и спущенные на воду галеры 16-го века — с голыми гребцами-рабами, прикрепленными цепями к скамейкам. Битва двух галер — люди падают в воду и всякая такая всячина. Видел еще “Господин Бокаре” из жизни при Людовике 15-том 1


1 Буховецкий Дмитрий (1895 — 1932) — кинорежиссер, выходец из России.
2 Речь идет о журнале “Opera Club”. <...>
3 Бюлов Ганс Гвидо (1830 — 1894) — немецкий пианист, дирижер, композитор.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12


Портрет С.В. Рахманинова (1925 г.)

Фейерверк (1922 г.)

Проект занавеса для Свободнго театра (1913 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.