Главная > Переписка > А.П. Остроумовой 1901 год


А.П. Остроумовой

Дрезден,
1 сентября 1901 г.

Дорогая Анна Петровна!

Пишу Вам из Дрездена, цели нашего путешествия. Только сегодня мы были в этой “галерее”. Она оказалась, как и предполагалось, сбором ужасной дряни с наклеенными ярлыками: Леонардо, Рембрандт, Рафаэль, Тициан и т. д. и т. д., из всего числа этих картин около 300 нумеров можно было отобрать всего 11 порядочных, не второстепенных, ради которых и огород городить не стоило. Впрочем, одна из этих картин маленькой величины Мантенья — мне она не нравится — второго сорта и испорчена.

Самое интересное здесь это интернациональная выставка, громадная, удручающая по своей обширности, но крайне интересная, кажется, собрано все, что можно было собрать точно по всей Европе. Очень курьезен отдел “обстановок”, целый ряд небольших комнат, сделанных разными художниками. Зала с портретами устроена так, что вперемежку с новыми висят старые портреты (Веласкес, Рембрандт, два Ван Дика и (неразб.)), но устроители осторожно выбрали далеко не блистательные экземпляры и они не убивают современные, хотя и эти все тускнеют перед мадонной (неразб.) и еще перед прекрасным и странным портретом актрисы в ярко-карминном платье на фоне серо-свинцового неба Зулоаги1 <...> Зулоаг еще 5 штук; хотя он очень интересный художник, но в нем неприятен Веласкес, на которого он так насильственно хотел походить; и, кроме того, постоянно один и тот же тусклый и тяжело грязный тон.

Берлинский Сецессион2 мне не понравился, много дурного, большие мастера дали малоинтересные вещи, много обыденного, бесцветного выставочного хлама; устройство выставки неуютно. Я посмотрел за эти несколько дней картин новых и старых до оскомины. Право, не хорошо видеть художнику так много картин, если он хочет их делать еще сам. Выставки (современные) должны, по-моему, стерилизовать художника <...>


Петербург,
29 сентября 1901 г.


<...> Вышел новый № “Мира”, двойной, богатый иллюстрациями, очень интересными, все посвящены выставкам Парижа, Дрездена и Берлина; статьи Розанова, Мережковского и Дягилева (о выставках)3. Я рад, что Вы довольны Калугой, что Вас балуют и что у Вас свобода. Работайте. Сделайте шедевры! <...>


Алушта,
28 октября 1901 г.


<...> Получили ли Вы письмо с вложенным снимком с Вашего портрета? Вот уже 3 педели, что мы в Алуште <...> Место само по себе приятное, чудный воздух, много света, обширный вид на горы и, главное, милые хозяева, наши близкие родственники4. Не нравится мне потому, что я ничего не нахожу, чтобы мне хотелось писать — рисовать; поэтому мне скучно от отсутствия дела. Жизнь сложилась так, что сам от себя не зависишь, хотя и есть как бы свобода, но, в сущности, ее нет, приходится торчать все время па людях, из которых многие совсем чужие и ненужные; дело в том, что у моего родственника (он доктор) пансион <...> Мы с ними провели все детство и юность вместе. У нас очень много общего и схожего в прошлом. Мы много говорим потому, что они люди отзывчивые, с независимым образом мыслей, но я-то уж очень мало чем интересуюсь, слишком узко специализировался и поэтому часто с трудом вхожу в их, мне чужие, интересы. Все-таки, если бы не они, я умер бы здесь от тоски. Может быть, даже наверное, мне часто с ними скучно потому, что они слишком прямые, добродетельные (без слащавого и скуки), стремящиеся к добру, целомудренные люди.

Я хотел отыскать в Крыму Крым античный с кипарисовыми густыми рощами и изумрудными травами, как в “Ифигении” Гёте или как у Бёклина — но нашел его очень далеко от нас, за Ялтой, отстоящей от нас за 50 верст, в Алупке, в парке, в Ореанде, там действительно есть очаровательной красоты куски <...> Кроме того, нашел место божественной красоты в горах в одном монастыре, тоже далеко, за 18 верст от нас! Я много гуляю, поднимаюсь в горы. Ездил на два дня в Ялту, которая мне не понравилась <...> Из моих дел могу сообщить Вам, что у меня были в мастерской немецкие художники в мое отсутствие, брат им показал мои картины, и они выбрали “Август”, “Белую ночь”, небольшую акварель с двумя сидящими дамами в парке с прудом, и из Берлина “Светлячков”, т. е. “Остров любви”. На днях получил приглашение на выставку в Москве в декабре или январе месяце. Состоять она будет из русских, петербургских преимущественно художников — приблизительно состав участников “Мира искусства”5. Получили ли Вы такое приглашение? <...>


1 Зулоага (Сулоага-и-Савалета) Игнасио (1870 — 1945) — испанский художник, портретист и пейзажист, пишущий в национальных традициях.
2 На Берлинской международной выставке Сомов представил “Купальщиц”, “Остров любви”, “На даче”.
3 Речь идет о журнале “Мир искусства” № 8 — 9.
4 Осип Иванович Сомов и его жена — родственники художника.
5 Имеется в виду первая Выставка “36-ти” художников, открытие которой состоялось в Москве 28 декабря 1901 г. в помещении Строгановского училища.


Вернуться к списку писем: По адресатам
По хронологии

1896 год. К.А. Сомов. Похищение.

Пастораль (1896 г.)

Спектакль Горе от ума (1902 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.