Главная > Переписка > А.А. Михайловой 1934 год


А.А. Михайловой. Страница 1

1-2-3-4-5

Париж,
8 января 1934 г.

<...> 2 января я кончил свою небольшую акварель — балетный сюжет. Кажется, она очень хороша <...> Был на большой выставке Гюбер Робера, там много превосходных вещей, в особенности среди его небольших картин <...>

<...> Читаю толстенный том прославленного на всем свете Селина1 — он получил в прошлом году Гонкуровскую премию и сразу стал знаменитостью. Одни его превозносили, другие порицали. Это роман военный и гораздо хуже ремарковского, который, вероятно, ты читала (“На западном фронте без перемен”). Называется он “Voyage au bout de la nuit” (“Путешествие на край ночи” — по-французски). Тенденция антимилитарная. Я еще в начале и пока он мне не нравится. Много очень грубого и циничного, но не нравится мне он не из-за этого. Просто он, по-моему, не принадлежит к belles lettres'aм (беллетристам — по-французски). И славы такой не заслуживает. Впрочем, окончательно высказаться не могу <...>


Париж,
12 января 1934 г.

<...> Часть дня я теперь рисую маленьких человечков по альбомам моих кроки — подготовляю следующую мою акварель “Jeux de jeunes ga?ons au claire de lune” (“Игры юношей при лунном свете” — по-французски) <...> Пейзаж будет с едва вышедшей луной, скорее, светлые сумерки <...>

<...> Ходил посмотреть две маленькие выставки, меня интересовавшие — одна из них Саши-Яши (Яковлева), где он выставил только копии в уменьшенном размере с античной живописи, копии с вещей в Неаполитанском музее. Копии сделаны превосходно. И какие это вещи и чего, чего только нет. Некоторые натюрморты прямо могли бы быть современными <...>

15-го января. <...> Только что получил твое письмо от 6 — 7-го с тремя открыточками. Спасибо! Вот ты и покутила немножко — была даже на “Жизели”. Я не совсем разобрал фамилию Жизели — Дудинская? Я думаю, приятно было посмотреть этот балет? <...>


Париж,
22 января 1934 г.

<...> Вчера закончил небольшую композицию — одни контуры — два человека — он — совсем голый — вышло тело очень корректно и красиво <...> около того спящего лежа youth'a (юноши — по-английски) сидит тоже нагая, пожилая женщина с большими грудями и со скорбным лицом с печатью на нем былой красоты, и смотрит на своего спящего aimе (возлюбленного — по-французски). Название “Amour senilis” (“Старческая любовь” — по-французски) <...>

<...> Мне иногда делается странно: несется время и несет тебя с собой. Куда? На какие страдания, невзгоды, лишения? И жизнь, которую так люблю, уходит и мчится как экспресс. Если бы я постоянно был окружен любящими людьми или очень интересными, я бы все это не так чувствовал. Вот ты счастливее меня — у тебя есть гораздо больше зацепок и ты не можешь чувствовать себя так несчастно, как я <...>


Париж,
24 января 1934 г.

<...> Вчера утром ходил на выставку “La musique fran?aise” (“французской музыки” — по-французски) <...> Очень интересно. Кроме рукописей с прелестными миниатюрами музыкальных инструментов, первых изданий партитур, много чисто художественного: рисунки Ватто, изображающие музыкантов, гобелены музыкальные, бюсты, портреты. Между ними интереснейший, неизвестный — Моцарта (работы Дюплесси), когда ему было 11 лет. Симпатичный мальчик сидит, одетый в зеленый с цветочками халат, на табурете перед клавесином и одною рукой на клавише. Это, пожалуй, самый художественный его портрет. Все остальные, которые я знаю по воспроизведениям, — лубки <...>


Париж,
30 января 1934 г.

<...> С утра пошел на выставку в память Анны Павловой, устроенной ее мужем Дандре2 в “Maison de la dance” (“Доме танца” — по-французски). Грустно, от Павловой не осталось ничего — таков удел танцовщиц — кроме старого тряпья, по правде сказать, очень безвкусного, — тюль, блестки, мишура, туфель, столика туалетного с принадлежностями для грима, афиш, подношений со всего света, медалей и многочисленных ее фотографий. Много макетов костюмов Бакста (неважные!), Коровина, Билибина. Есть витринка небольшая, посвященная Тальони3, вещи ее, собранные Павловой, — черные туфли, гадкий акварельный портрет, картонная ее раскрашенная голова — как на старинных уродливых куклах-ваньках, книги о Тальони и несколько мелких пустяков. В большой витрине, освещенной изнутри лунным светом, костюм умирающего лебедя в позе, которую брала Павлова при последних аккордах музыки. Но как она была богата — сужу по нескольким фотографиям ее интерьеров в ее Айви Хаузе и в Лондоне. Огромный зал в два света, столовая с террасой на парк, гостиная, вестибюль, все чрезвычайно роскошно. и наполнено дорогими вещами <...>

Сегодня прочел в газете, что в этом году будет много интересных художественных событий. Во-первых — открывается в Лувре 40 новых зал — во 2-х, выставки без конца — ретроспективная Домье, Ван Гога, выставка персидской миниатюры, выставка швейцарских современных художников (это не интересно). Выставка шедевров. французских 17-го века, выставка англичан (сокращенная теперешняя лондонская). Словом, надо будет бегать высунув язык и раскошеливаться. Плата за вход не очень разорительна, но дорог каталог, а без него ходишь и многого не понимаешь, без него нельзя <...>


1 Селин Луи-Фердинанд (1894 — 1961) — французский писатель, драматург, памфлетист.
2 Дандре Виктор Эммануилович (1870 — 1944) — администратор труппы и муж Анны Павловой.
3 Тальони Мария (1804 — 1884) — величайшая итальянская балерина XIX века.

1-2-3-4-5


Портрет Е.С. Михайлова. 1916 год

Осмеянный поцелуй (1908 г.)

Автопортрет с натюрмортом (1934 год)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.