Главная > Переписка > А.А. Михайловой 1927 год


А.А. Михайловой. Страница 1

1-2-3

Гранвилье,
10 января 1927 г.

<...> Твое последнее письмо с воспоминаниями о прошлом, о музыкальном ящике — неужели он все еще действует? — как нельзя больше отвечает моему теперь настроению: я все эти недели все тоже думаю, что было, что утекло, и тоже составляю итоги, но не знаю, как их определить? У тебя теперь итог — внучка, ну, а у меня не знаю, какие! Кажется, мне в жизни осталось так немного — вот свидание с тобою и жизнь вместе! <...>


Гранвилье
22 января 1927 г.

<...> Теперь я уже больше недели часов с 10 и до 4 работаю и время идет не так уж скучно в эти зимние дни <...> Так как я работаю стоя, то потом чувствую приятную физическую усталость, сажусь к печке и начинается сумеречное чаепитие <...>

Пейзаж я стал делать большущий и подвигаюсь довольно медленно <...> пробую новое средство — жидкость для разбавления красок — оно мне совсем не нравится и препятствует во многом, но раз им начал, надо довести до конца <...>


Париж
11 февраля 1927 г.

<...> Собираюсь идти в Русский художественный театр пражской группы — они дают последние спектакли — на “Живой труп”. Но Серов1, их актер, мне говорил, что идет он у них плохо <...>

Знаешь ли — это я узнал на днях, — что Ольга Федоровна Серова скончалась. В октябре она получила позволение уехать, по болезни осталась надолго в Гельсингфорсе и там умерла. Так она и не доехала до своих сыновей. Актер, Юрий, чрезвычайно славный и очень чем-то напоминает отца. И актер он очень неплохой.

<...> Обедал у моей старинной модели Александры Андреевны2. Был один <...> Она мне, между прочим, сказала, что, когда я ее писал, наши беседы имели на нее громадное влияние и что в ее жизни многое даже она повернула иначе. Вот не подозревал.

<...> Поехал на свидание к одной мне еще не знакомой даме, иностранке, но русского происхождения, которая хотела вести со мной разговор о портрете. Я нашел ее и некрасивой и немолодой, но, в сущности, всякое человеческое лицо интересно для живописи, так или сяк <...> В дождик я пешком побрел через сад Тюильри в Лувр <...> Пошел смотреть новые приобретения, выставленные отдельно. Среди них восхищался изумительной маленькой картиной Бонингтона3: венецианская лагуна с небом в каких-то восхитительных по форме и цвету облаках. Прелестным Фрагонаром и мне еще не знакомым французским художником 17 века Валантеном4 “Юный художник”— нечто похожее уже на жанры Шардена <...>

8 февраля <...> Обедал я с Валечкой, Лионелем (Трубниковым) и Мефодием в ресторане. Валечку я видел в первый раз после его возвращения из танцевального турне в Турин, Милан и Монте-Карло. Дела его патрона (Дягилева) блестящи, как никогда, были полные везде сборы, долгов нет. Спесивцева в Италии произвела в “Лебедином” фурор <...>


Гранвилье,
16 февраля 1927 г.

<...> Я уже засел за работу — довольно легкую, даже веселую: повторяю 6 виньеток из “Das Lesebuch der Marquise” из второй эротической части, заказанный мне французским художником Барбье5. Первая часть работы скучна, но зато очень забавно раскрашивать. Он, Барбье, хочет, чтобы они все были раскрашены. Сегодня начал третью.

<...> 10 февраля <...> В этот день я не обедал и вышел только в 9 часов, чтобы пойти в (неразб.) Casino de Paris посмотреть наконец этого знаменитого Шевалье6. Он очень забавен, музыкален, симпатичен и молод <...> У этого Шевалье очень мало голоса. Весь спектакль был прескучный и все, как везде на ревю: голые бабы <...> Это нисколько не соблазнительно, скорее напоминает мясную лавку <...>


Париж,
23 февраля 1927 г.

<...> Был у Добужина на файф-о-клоке. Его жена очень постарела, поседела (а остриглась по моде), но она стала гораздо более симпатичной <...> Живут они со Стивой, у которого очень симпатичная жена <...> Этот Стива теперь занят постановкой, совершенно самостоятельной “Лебединого озера” для государственной оперы в Ковно. Сам Добужин расписывает стену в одном французском доме и, кажется, очень счастлив.

<...> Вчера я обедал у молодых Леонов, после обеда пришли Геня и В. О. и весь вечер был посвящен Прусту, рассказам о нем и даже чтению нескольких отрывков из разных его книг. Оказывается, Люси Матвеевна дикая его поклонница и удивлялась на меня, что я его еще не читал. Она меня так соблазнила, да и читанные отрывки так мне понравились, что я сейчас же попросил у нее первую книгу “Du cote de chez Swann” (“В сторону Свана” — по-французски). Вернувшись домой и чувствуя бессонницу, я принялся ее читать и сразу вошел в Пруста и подпал (под) его шарм. Нахожу, что даже его сложный и закрученный стиль построен в конце концов ясно и очень архитектурно. Например, гораздо лучше и яснее Бальзака, которого я так люблю <...>


1 Серов Георгий (Юрий) Валентинович (1894 — 1929) — сын художника В. А. Серова, актер.
2 Имеется в виду баронесса — Александра Андреевна Нольдо (1881 — 1932).
3 Бонингтон Ричард Паркс (1801 — 1827) — английский пейзажист, живописец и график.
4 Валантен Жан де Булонь (1594 — 1632) — последователь Караваджо.
5 Барбье Жорж (1882—1932) — французский театральный художник и график.
6 Шевалье Морис (род. 1888) — французский шансонье.

1-2-3


Итальянская комедия. Вариант (1914 г.)

Портрет В.Ф. Нувеля (1914 год)

Эскиз титульного листа (1900 год)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.