Главная > Переписка > А.А. Михайловой 1933 год
Интернет-реклама! Подробности тут - рекламное агенство intermonte.org , кейсы. Портфолио.


А.А. Михайловой. Страница 1

1-2-3-4-5-6

Париж,
8 января 1933 г.

<...> Я теперь все время чувствую усталость какую-то. Отчасти меня доканал мой портрет мсье де Туша, а еще предстоит суд семьи, который я все откладываю под предлогом, что портрету надо подсохнуть и быть покрытым лаком <...>

Теперь я много с Пушкиным <...> Я начал внимательно его читать и изучать, начал со стихов 29 — 30 года (2-й том). Какое восхищение! Признаюсь: я на старости лет сам стал писать стихи <...>


Парна,
16 января 1933 г.

<...> Ты можешь со мною порадоваться за меня: вчера был “роковой” для меня день, я возил на показ “папе” молодого де Туша, мой злокачественный портрет, успех полный у этого “папы”, а также и у младшего брата. И искренний, это было ясно <...>

Я кончил пастельный этюд головы с Дафниса — было всего 13 сеансов. Этюд удался, очень похож <...> цвет лица предыдущего был слишком кирпичный <...> Этот новый портрет меньше — одна голова без рук. На лоб спущена трепка волос — ярко-розовая, красивого цвета рубашка с открытым воротом <...>

Теперь я уже третий день отдыхаю — совсем не работаю и зачитываюсь Пушкиным. Решил прочесть все его 6 томов от доски до доски <...> Какой у него всеобъемлющий, ясный, трезвый ум, какая веселость, какая приятная ирония, какая культурность для его времени <...> И чего, чего он только не знает и не читал <...>


Париж,
24 января 1933 г.

<...> Лиза подарила мне на рождество всего Лермонтова. И я начал помаленьку его читать. Теперь, когда в моем владении и он и весь Пушкин, буду их изучать досконально. Стыдно мне, что знаю их не от доски до доски. Это влияние главным образом Лизы, которая без Пушкина не может прожить, кажется, и дня <...> Видел <...> Валечку <...> Он теперь очень занят — у него дело, мало ему дающее заработка, неинтересное, — он поступил, как музыкальный советник, в монте-карловский юный балет, имевший весной прошлого года такой грандиозный успех в Париже. Он уже оказал в музыкальном смысле огромную помощь этому балету <...>


Париж,
30 января 1933 г.

<...> Читаю свою довольно большую библиотеку <...> Прочел прелестную книжку П. Мериме — его рассказы “Соlombe” и другие, более мелкие — какой писатель! Какой великолепный стиль, какая в нем сдержанность <...>


Париж,
1 февраля 1933 г.

<...> Вечером был дома и читал Пушкина и по-английски “Дон Жуана” Байрона. Эта поэма мне совсем не нравится, не то наш Пушкин, у которого все прекрасно и юмор, и ирония, и у которого такой прелестный звук стиха (см. “Граф Нулин”, “Домик в Коломне”, “Евгений Онегин”) <...> И странно, что Пушкин так любил Байрона и ему подражал (но как!). Впрочем, может быть, по одному “Дон Жуану” судить о нем преждевременно <...>


Париж,
6 февраля 1933 г.

<...> Я заленился — вот уже 3 недели, как не работаю <...> Стены моего коридора увешаны моими картинами, целый ящик комода наполнен небольшими картинками. Никто их не хочет. Но, конечно, в сущности, это не причина и не извинение моей лени. Когда вхожу в работу и она идет удачно, есть какой-то подъем, какое-то самозабвение <...>

Много читаю и все почти одного Пушкина. Есть вещи, которые я никогда не читал,— как, например, “Путешествие в Арзрум” <...> А вещь превосходная, картинная и, я думаю, редко в других описаниях Кавказа ты получишь такое о нем превосходное и романтическое представление — разве еще в “Герое нашего времени”.

Прочти. Вчера вечером я прочел три первые главы “Евгения Онегина” — какое восхищение! Эту поэму можно читать во все возрасты с одинаковым наслаждением. Какая музыка звуков, какое чувство, какая легкая ирония, как ярко в ней чувствуется Россия и русский дух <...>


Париж,
13 февраля 1933 г.

<...> У меня в рамочке на комоде стоит твой портрет, где тебе 19 — 20 лет, с оттопыренным мизинчиком. Недавно маркиз де Пизис — художник — его внимательно рассматривал и сказал: “Quelle belle et charmante personne” (“Какая красивая и очаровательная особа” — по-французски). И удивился, когда я ему сказал, что эта “biondo” (блондинка — по-итальянски) уже старенькая! “Pas possible” (невозможно — по-французски), сказал он <...>

1-2-3-4-5-6


Портрет Е.К. Сомовой (1924 г.)

Портрет С.В. Рахманинова (1925 г.)

Лето (1919 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Константин Сомов.